. .
Последние новости
Вокалист Primal Fear Ральф Шиперс опубликовал в Facebook`е сообщение следующего содержания: "Это...
Музыканты выпустили новый видеоклип, получивший название "Alive And On Fire", из мальбома...
Концерты

Primal Fear заявлены в качестве участников круиз-фестиваля 70.000 Tons of Metal, который пройдет 22 января 2015 года.


Интервью с Ральфом Шипперсом, Мэтом Синнером и Хенни Вольтером. Часть 1

Еще одно интервью которое не нужно долго представлять. Вам предоставляется возможность прочесть перевод беседы нашего репортера Dead Ripper(а) с тремя членами Primal Fear: певцом Ральфом Шиперсом, басистом Мэтом Синером и гитаристом Хенни Вольтером. Dead Ripper посетил группу в декабре 2001 в студии House of Music в германском городе Винтербахе, где Primal Fear записывали свой новый альбом под названием "Black Sun". Участники группы были очень заняты, но они были любезны для того чтобы найти немного времени чтобы поговорить с репортером который приехал взять у них интервью из России.

О кей, не могли бы ли вы рассказать мне немного о истории Primal Fear? Как все это началось?

Ральф: Так или иначе, все началось 5 лет тому назад. Мэт на все 100% занимался делами Sinner, я ждал своего места в Judas Priest но так и не смог его получить. (смеется) И как тебе известно, я выходец из Gamma Ray. Так, однажды, Мэт позвонил мне, когда они находились в студии и записывали новый альбом, я думаю так...

Мэт: "Judgement Day".

Ральф: Да, "Judgement Day". Он попросил меня спеть на подпевках и мы прекрасно сработались, а потом, Мэт подошел ко мне и сказал, "Почему бы нам что-нибудь не сделать вместе?" потому что я ничем не занимался, валял дурака после раскола с Gamma Ray, пришел отказ от Judas Priest, таким образом, мы решили написать песни и посмотреть что у нас из этого получится. Мы сделали 4 песни и послали их в Японию потому что лейбл JVC все еще чего-то ждал. Мы послали четыре вещи и они им тут же понравились, таким образом, у нас есть рекорд компания в Японии.

Это правда, что у каждого музыканта есть свой личный рекорд контракт в Японии?

Мэт: Нет.

Ральф: Нет. Может быть у других групп...

Мне об этом говорили Helloween...

Ральф: Может быть у других групп, но не у нашей...

Хорошо, был хороший отклик на эти записи, и вы получили контракт, так?

Ральф: Да, мы получили контракт и сделали первую запись когда у группы еще не было рекорд компании здесь, в Германии. Но JVC предложили нам очень хороший контракт, а в Германии, нами заинтересовалось несколько компаний, таким образом, мы выбрали лучшую, Nuclear Blast. Мы записали первый альбом Primal Fear и он имел огромный успех, нам просто не верилось. Может быть, это было нормально из-за нашей истории с Sinner и Gamma Ray, так что, мы тогда впервые поехали в турне, поднабрались с новыми участниками группы концертного опыта, у каждого был свой опыт, но как новой группе нам пришлось собирать новые идеи, притираться к друг другу на сцене и т. д....

Я также слышал о том, что до Primal Fear ты работал с группой Scanner...

Ральф: O, это был всего лишь студийный проект. Они позвонили мне и попросили записать одну песню. Я пел на уже готовой песне, лишь одна песня с моими вокалами, она называется "Puppets On A String" («Марионетки на струне»). Я не был особо этим доволен, но вобщем-то  ничего.

Ты ведь пытался сформировать группу с несколькими бывшими членами команды X-Wild, верно?

Ральф: Нет, это не правда. Какая-то неверная информация. (смеется) O да, прости, что-то там было с Мани, гитаристом Rage, и с барабанщиком X-Wild который также является бывшим ударником Running Wild (Стефан Шварцманн), и что-то там происходило но ничего конкретного, мы просто встретились и о чем-то поболтали, но из этого так и не получилось ничего серьезного...

Насколько я знаю, у тебя были проблемы с Gamma Ray из-за большого расстояния между Штутгартом и Гамбургом, верно?

Ральф: Конечно, это проблема, если ты должен мотаться каждую неделю, тебе приходится ехать за 700 километров и репетировать, писать песни, встречаться, когда мы едем в турне и т. д. Все это крутилось, а ребята хотели чтобы я переехал, но у меня не было шанса там выжить, живя только за счет музыки. Мне пришлось бы бросить свою работу, порвать все мои тамошние связи и переехать в Гамбург, а это того не стоило, понимаешь. Для переезда мне этого было мало. Ну, я не какой-то там большой засранец или еще кто-то, кто хочет получать много бабок, но по крайней мере, мне нужны деньги для того чтобы платить за квартиру и т. д., чтобы иметь свою комнату, но это было не возможно.

Хорошо, позднее, вы поменяли некоторых участников группы таких как Том Науманн. Так почему же он ушел?

Мэт: После того как мы записали второй альбом, у него возникли некоторые проблемы в его бизнесе, у него была новая подружка которая сводила его с ума, а у нас было несколько обязательств и возникла масса проблем по раскрутке всего этого, наступил такой момент когда мы переговорили в группе и решили, что это не можем так дальше продолжаться. Так что мы решили продолжать работать без Тома т. к. на тот момент это было лучшее решение. Мы искали гитариста, и нашли Тому замену. Пришлось заменять его на засранца по имени...

Ральф: Но Хенни тут ни при чем! (общий смех)

Хенни: Я думаю, Том был крутым гитаристом! (смеется) Хорошо, я всегда неудачно шучу, но я работаю за деньги! (смеется)

Мэт: Тем не менее, Том все еще один из моих лучший друзей в моей личной жизни, и Ральф также в прекрасных отношениях с Томом. Но в тот момент Том не мог быть предан группе, не мог гастролировать, работать в студии, и мы принимаем решение исходя из бизнеса. Так что нам пришлось решать и не в пользу Тома. И я уже много лет знаю Хенни, он изначально играл в том же стиле, у него более гитарный стиль в отличии от Тома, и к тому же Хенни очень опытный и хороший автор сочинитель, очень дружелюбный пацан, всегда нуждается в бабках (смеется) но так или иначе он с нами и было крайне приятно работать с ним на сцене. Он хороший музыкант, очень дружелюбен с поклонниками и всегда умеет поговорить с людьми, также умеет сочинять хорошие песни и у нас теперь просто идеальная замена для следующей записи...

Ральф: И мы твердо стоим на ногах. Мы не какие то там мечтатели, не корчим из себя рок звезд и т. д., мы знаем как делаются дела и он тоже это знает т. к. он прошел через ад в составе группы Thunderhead. Я имею в виду, что мы знали что он – идеальная замена и конечно же Том повлиял на манеру игры Хенни. (смеется)

Хенни: Вот почему я высоко ценю этих ребят. Понимаешь, с Thunderhead, у меня было и хорошее и плохое. Я был очень рад возможности поработать на гораздо более профессиональном уровне без каких-то проблем т. к. все знают это дело и все много лет проработали в этом бизнесе.

Так что же случилось с Thunderhead после выхода "Were You Told The Truth About Hell?"?

Хенни: Ты имеешь в виду в 1996? Группа просто развалилась. Мы не смогли бы поехать в турне, это было бы полнейшим безумием...

Все упиралось в деньги?

Хенни: Нет, это была личная проблема. Ted Bullet был проблемой.

Да, но около года тому назад Thunderhead выпустили альбом "Ugly Side"...

Хенни: Да, конечно, я знаю, что Тэд записывал сольник, который он называет Thunderhead, это полнейшая чушь. Так, что это вовсе не Thunderhead.

Но разве ты не стал успешным в составе Thunderhead?

Хенни: Ты имеешь в виду оригинальный Thunderhead? Да, был некоторый успех, все было нормально, но нельзя сравнивать это с Primal Fear. У нас были маленькие тиражи, скромная реклама, нет. Например с Thunderhead мы никогда не гастролировали по Штатам, но мы выступали с Primal Fear.

Ну, и каково было играть в Штатах? Не так уж много групп, особенно из Германии, делают это сегодня...

Хенни: Да, я не знаю сколько немецких групп выступают там сейчас, это скорее исключение из правила, что немецкая металлическая группа вообще может выступать в США. Это большая честь для нас, я много лет ждал этого...

Ральф: И эти американцы жаждут увидеть немецкие металлические группы, понимаешь.

Так вам понравилось выступать в США?

Мэт: O, это всегда безумие. Ты садишься на самолет, прилетаешь туда вечером и в этот же день ты должен играть на высшем уровне, это не так хорошо как ты можешь себе это представить, кно в конечном итоге мы возвращаемся в Германию, а народ спрашивает, "Ну и стоило играть в Штатах?" Конечно, всегда стоило там выступить, но нам было бы гораздо лучше, если бы на отдых отводилось бы побольше времени и на то, чтобы прийти в себя. И ты выступаешь, час или чуть больше, выходишь на сцену, и ты настолько взвинчен, а фанаты очень шумные. Последний раз, в Милуоки, была очень громкая публика... А концерт очень изматывает, даже когда ты уходишь со сцены. Ты еле жив после шоу. 'Что это было?' 'Все было о кей.'

Ральф: Из-за того что на сцене тебя так сильно подстегивает адреналин и когда ты заканчиваешь, ты ничего не чувствуешь и оказываешься в большой дыре, словно ты ширнулся или что-то в этом роде. Ты пропускаешь стаканчик после шоу и просто валишься бухой с ног, здесь я говорю о своих ощущениях, понимаешь.

Мэт: И тем не менее, для нас это всегда очень хороший опыт, нам это пошло на пользу. В конечном итоге мы можем сказать, "O кей, мы что-то сделали правильно" и к тому же, мы очень гордимся тем, что мы одна из германских металлических групп выживших в Штатах. И люди были очень милы с нами, они прекрасно к нам относились, публика была такой громкой, так что это было очень хорошо.

 

Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (20.07.2002)

Источник: rock-archives.ru

© Русскоязычный фан-сайт группы Primal Fear.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Связь с администрацией | Друзья сайта